Японские шахматы сёги
24 марта 2007

Человек против компьютера. Акира Ватанабе делится впечатлениями

В историю спортивного противостояния человека и компьютера вписана еще одна страница. 21 марта 2007, впервые за доской в открытом безфоровом поединке встретились сильнейшая компьютерная сёги-программа Бонанза (Bonanza) и один из сильнейших игроков мира сёги – обладатель титула РюО, Акира Ватанабе. Человек ожидаемо победил, тем не менее, преподнесла сюрприз и программа – по итогам поединка эксперты высоко оценили уровень ее игры, отметив силу Бонанзы, как 2-3 дан ученика школы Сёрейкай.

Ватанабе Акира против Bonanza
Ватанабе Акира против Bonanza

В Японии событие вызвало колоссальный интерес. Огромный наплыв посетителей пришлось пережить и персональному сайту 22-летнего Акира Ватанабе, блогу, который и без того пользуется у японцев большой популярностью. Удивительный факт, первые сообщения Ватанабе начал размещать уже ночью после насыщенного на события игрового дня! Не заставили себя ждать английские, а теперь вот и русские переводы постов Акира Ватанабе. Уверен, поклонникам игры будут интересны впечатления главного участника события.

Подготовка к игре

В мае прошлого года я наблюдал за игрой Бонанзы на чемпионате мира среди компьютерных программ. Тогда я отметил, что уровень игры программы при временном контроле 30 сек. на ход эквивалентен 1-му дану ученика школы Сёрейкай (т.е. 1 профессиональный дан, для сравнения Ватанабе имеет 9 дан – прим. перев.) и приблизительно 2-3 кю Сёрейкай в небыстрых сёги. Я полагал, что если Бонанза останется на том же уровне, я без труда обыграю ее, имея 2 часа на партию, как в сегодняшней игре.

Но, не смотря на это, я не мог позволить себе быть слишком самоуверенным. Подготовку непосредственно к поединку, я начал за неделю до события, сыграв несколько сотен партий против Бонанзы. Многие партии я не доигрывал до конца, так как чувствовал, что их продолжение не принесет мне новых знаний об игре соперника. После этих партий я получил отличное представление о достоинствах и недостатках, слабостях и силе Бонанзы. Фактически, сейчас я знаю о Бонанзе больше, чем любой другой сёги-профессионал!

Касаясь моей стратегии, я слышал много раз от Кацумата (6 дан) – эксперта по компьютерным сёги, что Бонанза наиболее сильна, когда играет ладью по 4-й вертикали вместе с крепостью анагума. Я предположил, что команда соперника, конечно знает об этом, и их подготовка будет сфокусирована именно на этой дебютной стратегии. Так оно и вышло. Как видите, сёги-профессионалы хорошо анализируют не только непосредственно за доской!

Итак, я был хорошо осведомлен о характере Бонанзы и я подготовил хорошую анти-«ладья по 4-й+анагума» стратегию, так что я чувствовал, что не смогу проиграть эту партию. Но все же у меня оставалось одно сомнение: что если программу удалось улучшить к этому поединку. Что ж, мое беспокойство оказалось не напрасным.

Игра

Утром я поднялся в 8:00 и направился к месту проведения поединка вместе с сотрудниками NHK (японская телерадиовещательная корпорация – прим. перев.), которые прибыли, чтобы делать фото с места события. В машине у нас состоялся такой разговор:

Фотограф NHK: «Бонанза уже на месте и даже успела выиграть партию у Мацуо».

Я: «Вы шутите! Вы сказали Мацуо?».

Фотограф NHK: «Да»

Я: «Мацуо 6 дан проиграл Бонанза?».

Фотограф NHK: «А, нет, простите, это был не Мацуо, а Мацумото-сан (любитель 4 или 5 дана), который будет отвечать за трансляцию партии в интернете»

Я: «А, ну это совсем не удивительно». (В этот момент я почувствовал, как сильно я волнуюсь. Как бы эти разговоры не довели меня до сердечного приступа!)

Мацумото-сан, который называет Бонанзу не больше не меньше чем «своим другом», как раз звонил мне накануне: «Привет. Решил вот сообщить тебе, что Бонанза уже на месте и могу сказать, что она способна анализировать гораздо глубже, чем раньше (голос звучал довольно). Сейчас рейтинг Бонанзы – 2800! Удачи!»

Кого поддерживает этот парень?

Рейтинг, о котором он говорил, используются на Shogi Club 24, наибольший рейтинг на данный момент – 3084, это значит, что Бонанза лишь на 300 пунктов ниже. А это уже не шутки – я начал беспокоиться.

Мы прибыли на место. Пообщавшись с уже находившимися там людьми, я понял, что, к сегодняшнему дню Бонанза подошла хорошо подготовленная как по функциональным, так и по скоростным характеристикам. Я был немного шокирован. Вернувшись в комнату отдыха, я попытался расслабиться, но сердце колотилось и я чувствовал, что нахожусь в состоянии легкой паники. Если же я пробовал думать о предстоящей игре, то в голову приходили только негативные мысли, так что я решил провести оставшееся время за просмотром ТВ.

Игра началась. Как и ожидал, Бонанза играла ладью по 4-й в паре с анагумой.

30. ... L1b

До этого хода, события на доске развивались, как и ожидалось. Я рассматривал различные пути продолжения игры в этой позиции и пришел к выводу, что выбранное – самое безопасное. В этой позиции Бонанза обычно играет P6e S5c; Bx3c+ G3bx3c; B*7a. Далее после ... R7b, черные вынуждены менять слона на серебро на 3с и уже здесь у белых выигранная позиция, я ожидал такого развития событий, но Бонанза не пошла по этому пути. После игры я спросил об этом у программиста, он ответил, что программа рассматривала вариант до B*7a, но на этом месте остановила дальнейший анализ!

Поскольку, не было сыгранно B*7a, я почувствовал «что-то не то с Бонанзой сегодня».

47 P6e

Ход P6e, кажется, удивил многих, но, имея большой опыт игры с Бонанзой, я ожидал его. Ход такого рода в основном считается плохим, но на практике не так просто доказать это.

51. B*6f

Такого ответа я никогда не видел в подобной позиции, но на самом деле он совсем неплох. Такие ходы профессионалы обычно даже не рассматривают. В этом случае можно даже сказать, что электронные игроки уже вносят свой вклад в улучшение технического уровня сёги. Я думаю, компьютеры продолжат показывать нам интересные варианты, так что это могло бы привести к открытию новых идей.

70. … +Rx9i

Это ключевой момент партии. Здесь Бонанза сыграла 71. P6d. Когда я это увидил, то не удержался и воскликнул: «Что это (что за слабый ход)?». P6d обрезает превращенного слона черных на 9a и даже если провести токина Px6c+, это длинный путь к анагуме белых. Сказав про себя «Огромное спасибо!», я погрузился в размышления.

Несколькими минутами позже я уже думал: «Возможно P6d – это все же хороший ход». Если я играю ... Px6d, Бонанза возьмет моего коня ходом +Bx8a и если сравнить такую последовательность с вариантом, где конь берется сразу, то в первом случае у черных атака на один ход быстрее, так как они могут вернуть превращенного слона ходом +Bx5d. Итак, я не могу брать пешку на 6d, но если я не могу брать пешку, я должен немедленно атаковать, но я не видел эффективного способа атаки. Я сыграл ... S3e, ожидая Px6c+, на что в ответ планировал ... P2e с явным преимуществом. Я склонял Бонанзу к этому ходу, зная, что компьютерные программы дают высокую оценку позициям с токинами, но в ответ незамедлительно последовал лучший в этой позиции ход: P3f.

Бонанза выбрала P6d основываясь на рассуждениях: «После P6d соперник должен атаковать, если так, то атака может быть успешна отбита». Человек бы даже не рассмотрел ход P6d из-за интуитивной боязни перекрыть диагональ превращенному слону.

Глядя на эти ходы, я понял, что мой соперник гораздо сильнее той Бонанзы с которой я был знаком до этой встречи.

88. … G*1e

Это было то место, где исход встречи был решен. Проработав позицию, я понял, что выиграю, если последует 89. P*2d, Бонанза так и сыграла.

Если бы моим оппонентом был человек, он бы подумал «Он пропустил ход +Rx3i», но так как я верил в способности Бонанзы уверенно играть концовки партий я подумал «+Rx3i должно привести к победе, но возможно существует неожиданный ответ...» В этой позиции приходится думать по разному в зависимости, кто твой соперник, человек или компьютер.

Кажется, Бонанза недооценила ход ... +Rx3i. Компьютеры также допускают просчеты. Я полагал, что в концовке партии программа будет играть безупречно, теперь же я вздохнул с облегчением.

После ... +G*5a, вместо P*2d, я боялся варианта L*2g Gx2f; Lx2f P*2g; G*3h Px2h+; +Bx2h. Чтобы сыграть так, соперник должен думать «Я уступаю ладью и мое серебро будет взято пешкой, но я смогу вернуть своего превращенного слона в защиту, а у моего соперника уже не будет пешек». Я полагаю, что Бонанза не способна к подобным высокоуровневым размышлениям.

Итак, P*2d было проигрывающим ходом. Не удивительно, интуитивное «ощущение расстояния» до короля, похоже неподвластно для Бонанзы.

Что ж, я рад, что выиграл, я действительно вздохнул с облегчением.

Я понимал, что компьютерные программы станут сильнее, используя высокопроизводительное оборудование, но я не предполагал, что настолько. С дальнейшим улучшением как программной, так и аппаратной составляющих, компьютерные соперники станут еще сильнее. Необходимо осознавать, что сейчас они достигли той точки, после которой они могут сопоставляться с профессиональным игроком. Я думаю, мы не можем больше избегать поединков между компьютерами и сёги-профессионалами. Уверен, следующая встреча вызовет еще больший интерес.

Дополнение

На следующее утро после игры я встал в 8. На Fuji TV в утреннем шоу «Токудане» обсуждался матч с Бонанзой.

Приятно удивил рост посетителей сайта. 20 марта, было 17 685 посещений с 7 977 IP адресов. 21 марта: 110 415 с 79 013 IP адресов! Это в 10 раз больше чем обычно, что ж, это демонстрирует огромный интерес к событию. Среди комментариев было пара вопросов по игре. Вот мои ответы.

Вопрос: Объясните, пожалуйста, почему Бонанза сдалась в финальной позиции?

До тех пор, пока белые не отдадут черным коня, они не могут быть заматованы немедленно. В финальной позиции, если G*3i Sx3i; Sx3i G*3h. У белых достаточно фигур на руках и у черных нет пути для защиты.

Вопрос: Что вы думаете на счет 101. +Bx2h, вместо 101. Sx2h?

Я бы хотел воспользоваться этим вопросом, чтобы рассказать еще немного о способностях игры компьютера в концовках партий. После +Bx2h Px2h+; Kx2h мы придем к следующей позиции:

после 103. Kx2h
после 103. Kx2h

Да, ход +Bx2h лучше, чем Sx2h и я удивился, что Бонанза походила именно так. На приведенной выше диаграмме белые сыграют ... R*2g и после K3h Rx7g+, черные не могут защититься ни от N*4f ни от B6f. Если же K1i вместо K3h, то B*4f (P*2h также выигрывало); P*2h Rx2h+; Sx2h P*2g:

после 110. P*2g
после 110. P*2g

Здесь, если S*3i или G*3i, то белые просто забирают фигуру и вновь скидывают пешку на 2g, против чего у черных нет никакой защиты. Если же S*3g или G*3g, то ... Px2h+; Kx2h S*2g. Ничего не остается кроме как L*3g Gx3g; Nx3g (если Sx3g Bx3g+; Nx3g S*2h) ...  L*2f:

после 114. L*2f
после 114. L*2f

Здесь, далее P*2i Px2h+; Px2h Bx3g+, или если S*2i или G*2i, то забирают фигуру и вновь скидывают пешку на 2g, как и прежде.

Варианты длинные, но сильный игрок тот час же повторит эту атаку. В этой позиции у белых, можно сказать все хорошо, до тех пор, пока у черных нет на руках коня. Компьютер же должен рассматривать все существующие возможности, это мешает ему сфокусироваться на ключевом моменте и изучить его глубже. В этом отношении, человеческий опыт все еще лучше.

Компьютерные программы чрезвычайно хороши в цуме (форсированные матовые атаки), так что их склонны рассматривать как очень сильных в концовках игры, но из этого поединка я вынес, что техника игры в конце партии, но до цуме, все еще сложная задача для компьютеров.



 

Оставить отзыв | Комментарии (1)